Где в дагестане есть яблоки

Любовь, месть и яблоневые сады

В старом доме

ccf9e6f926d883ed25686fb426c2494407a1bdcd

Фото: Зарема Алиева

6c0806b4e0b9ace82ff2f790087144fad16f20e3

Фото: Зарема Алиева

c27932681fcdac6fbb6a5e5cf08c4fcf3e45a2ac

Фото: Зарема Алиева

c3bc4219568556be762b92b293577fd097ab9766

Фото: Зарема Алиева

1d1541bb980ea33c725a87de770ea65c75cd96c3

Фото: Зарема Алиева

Большой двухэтажный дом в старой части Санчи выкрашен в белый цвет. Резной карниз, как на многих старых домах. Дому Азизовых 102 года.

Нас встречает хозяйка, муж еще не вернулся с пятничной молитвы в мечети. Яркий свет пробивается через ажурные занавески и ложится на порог. Цветастый палас четко указывает, где следует разуваться. Эта часть дома прежде была открытой верандой, теперь ее застеклили.

Руслан Сефербеков
сотрудник Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН

В центре комнаты — мощный опорный столб. Без резьбы и украшений, весь в щербинках и гвоздях. На торчащие гвозди можно набросить промокший тулуп, как на вешалку. Чуть выше головы вколочены огромные металлические крюки. На них за заднюю ногу подвешивали тушу барана, подставляли небольшой таз, чтобы кровь не капала на пол и свежевали, а после тут же разделывали. Теперь столб лишился хозяйственного значения и просто подпирает потолок.

Санчи расположено на левом берегу реки Уллучай, у окраины райцентра Кайтагского района — Маджалиса. Село меняло свое расположение несколько раз. Завоеватели совершали набеги, и люди перебирались все выше в горы, на труднодоступные участки. А вот с предыдущего места, согласно легенде, ушли из-за домовых змей.

— В нашем доме тоже есть своя. Там, в стене, есть отверстие, откуда она выходит. Я ее сама видела несколько раз.

Домовые змеи не вредят людям, уверена Зулейха. Чем они помешали жить предкам?

Новое село выросло на месте старого санчинского кладбища. Говорят, даже сейчас в старой части между домами встречаются могильные плиты.

Санчинцы традиционно занимались садами. До революции сады сельчан занимали 300 гектаров. Сейчас они чаще стоят в запустении. В советский период яблоки и груши сдавали на консервный завод, из винограда делали домашние вина. В этих краях готовят почти забытое густое вино мусти. Виноградный сок доводят до кипения и долго вываривают в несколько этапов. Напиток, от которого «перестают слушаться ноги», чаще варили в соседних селах, уточняет вернувшийся с молитвы Джанай.

— Люди восстанавливают сады, но завод давно закрыт, фрукты сложно реализовать. Мне советовали пустить яблоки на вино, но я не захотел, религия запрещает нам делать алкоголь.

Источник

«Хочется плакать от красоты»: 10 вещей, которые удивляют туристов в Дагестане

Дагестан — не самый популярный регион среди российских туристов.

Сравните хотя бы с Алтайским краем: в 2019 году его посетило более 2 миллионов путешественников, а Дагестан — около 850 тысяч. Вокруг кавказских республик сформировано много стереотипов: например, о том, что по дорогам ездят одни заниженные Приоры, а все женщины ходят в хиджабе. Все это правда, но это просто часть культуры республики. Я хочу рассказать о фактах, достопримечательностях и необычных особенностях Дагестана, которые могут вдохновить туристов на путешествие.

Мини-путешествие длилось всего три дня, но получилось очень насыщенным. Самым ярким был первый день: мы прилетели в 3 ночи и уже в 7 утра поехали на экскурсию, программа которой включала в себя посещение бархана, Сулакского каньона, форелевого хозяйства, джипинг и катание на лодке. Второй день мы посвятили поездке в Дербент, а третий отвели на изучение Махачкалы и Каспийска: нам хотелось просто полежать на пляже.

Расскажу, что меня удивило в Дагестане.

Повсюду молельные комнаты

Быстрее всего попасть в Дагестан можно на самолете через Махачкалу: из Москвы лететь 2 часа. Вероятно, первым, что вы увидите в республике после того, как спуститесь с трапа, будет молельная комната. В Дагестане около 96% населения исповедуют ислам. Верующим необходимо 5 раз в день совершать намаз, то есть молиться. Для этого практически в каждом месте, куда бы вы ни пришли, есть молельные комнаты. В том числе в аэропорту, на заправках и в ресторанах. Разумеется, комнаты раздельные для мужчин и женщин.

Нет федеральных продуктовых сетей и АЗС

В Дагестане не встретишь привычных продуктовых сетей вроде «Магнита» и «Пятерочки», которые захватили остальную Россию. В регионе популярны небольшие локальные магазины с ограниченным ассортиментом и местные продуктовые сети, например «Зеленое яблоко». Цены в супермаркетах выше, чем в Москве, но точные примеры привести не могу: уже не помню.

Под Махачкалой расположен самый большой бархан в Евразии

Дагестан в первую очередь известен как горный регион, но в республике очень разнообразная природа. Популярные туристические места — Хунзахский водопад, Гимринское ущелье, Ирганайское водохранилище, Сулакский каньон. В республике даже есть бархан — песчаный холм, который образуется в пустынях. Каким-то образом он появился в 20 километрах от Махачкалы, его окружают горы. Бархан Сарыкум — самый большой в Евразии: его высота — 262 метра. Ученые до сих пор не могут однозначно ответить на вопрос о его происхождении.

Гиды знают о появлении бархана куда больше: экскурсоводы в один голос рассказывают легенду о том, что Сарыкум — следствие любви дагестанских юноши и девушки. По преданию, отец невесты согласился выдать свою дочь лишь при условии, что юноша принесет с моря столько песка, чтобы, взобравшись на него, можно было увидеть саклю, где они живут. Есть и другие легенды. Кто знает — может, одна из них правдива.

Бархан находится на территории Дагестанского заповедника. На него ведет удобная лестница, она же — экотропа «Путь мудрой черепахи». В песках можно увидеть неядовитых змей, ящериц, а если повезет — даже черепах. Здесь нежный и прохладный песок, по которому приятно ходить, а с высоты открывается красивый вид на горы. Такое мало где еще можно увидеть, разве что в Сахаре. Именно в этом месте снимали кадры фильма «Белое солнце пустыни».

Читайте также:  Болезни черешен и абрикос

Если вы не готовы к длительным поездкам по Дагестану, то бархан — лучший вариант для короткой вылазки. Но нужно учесть, что подъем на него не из легких. Сентябрьским утром была комфортная температура на уровне +20 °C, а летом воздух на бархане может прогреваться до +60 °C. Добраться туда можно даже на «Яндекс-такси». Получасовая поездка обойдется в 500—600 Р в одну сторону.

Сулакский каньон в Дагестане глубже, чем Гранд-Каньон в Америке

Главная природная достопримечательность Дагестана — Сулакский каньон. Он поражает своими масштабами и бирюзовым цветом воды. Местные жители не упустят момент похвастаться фактом, что Сулакский каньон — глубочайший в Европе: его глубина — 1920 метров. По этому показателю он на целых 60 метров обошел знаменитый Гранд-Каньон.

Для поездки на Сулакский каньон можно арендовать автомобиль: в Махачкале цены стартуют от 1700 Р за сутки. Но я советую брать машину, только если вы очень уверенный в себе водитель, привыкший к серпантинам.

К каньону нет прямого спуска. Придется добираться до села Зубутли, которое расположено на второй ступени главного Сулакского каньона. В 1970 году землетрясение полностью разрушило село. Сейчас, вместе с развитием туризма, его восстанавливают. В селе нас пересадили с микроавтобуса в переделанный уазик: только на нем можно спуститься к воде. По дороге об голову бились ветки с айвой.

Каньон непременно стоит посетить, но учтите, что путь до него может пощекотать нервы: маршрут проходит по горной дороге, которая не имеет ограждений, а прямо под ней — пропасть глубиной более километра. Гиды успокаивают: с обрыва еще не падал ни один автомобиль.

В погоне за красивыми фотографиями многие рискуют и подходят к самому краю обрыва. Лучше этого не делать: бывали и несчастные случаи

Дербент — один из самых старых городов мира

Переходим к другим рекордам республики: именно здесь находится, возможно, старейший город России — Дербент. Информация неточная: дагестанцы путаются в показаниях. Где-то висят плакаты «Поздравляем Дербент с 5000-летием!», но в то же время в сувенирном магазине стоит кружка с надписью «Дербенту 3000 лет». В сентябре 2015 года в городе официально праздновали двухтысячный юбилей. Ученые тоже ведут споры, но известно, что впервые город документально упомянул Гекатей Милетский в 6 веке до нашей эры.

Звание Дербента как самого старого города России после присоединения Крыма взяла на себя Керчь: в 2000 году она отметила 2600-летний юбилей, но ее доподлинный возраст неизвестен. Спорить о таких древних вещах довольно сложно.

В Дербенте хранится единственный в мире ракетный экраноплан

Летом 2020 года в Дербент привезли единственный в мире ракетный экраноплан «Лунь» — это что-то среднее между кораблем и самолетом. Чудо инженерной мысли, так и не опробованное на деле из-за распада Союза, сейчас стоит заброшенным и служит местной достопримечательностью. На него нужно посмотреть, потому что неясно, какая у экраноплана судьба: власти говорили, что собираются сделать его экспонатом будущего парка «Патриот», но пока он разрушается на берегу моря. Может быть, скоро его совсем уберут с глаз.

Экраноплан покоится под Дербентом, точное местоположение есть на гугл-карте. Добираться туда лучше своим ходом из Дербента.

В Дагестане есть море

Еще один не самый очевидный для многих моих знакомых туристов факт о дагестанской природе: в республике есть море. Искупаться в Каспии можно прямо в Махачкале. Но городской пляж грязный и необустроенный, к тому же прямо возле него проходит железная дорога.

Лучше отправиться в Каспийск, который находится в 20 минутах езды от Махачкалы. Там пляжи с чистым песком и пологим заходом в воду. В конце сентября почти никто не купается, исключение — дикие туристы вроде меня и кайтсерферы, но они в гидрокостюме, а я — в купальнике. Температура воды в это время года не превышает +20 °C. Комфортнее всего купаться летом и в начале сентября. Осенью инфраструктура на Каспийском пляже напрочь отсутствовала: никаких тебе лежаков и палаток с едой, только кабинки для переодевания — и на том спасибо.

Найти благоустроенные пляжи можно на базах отдыха. Ближайшие к Махачкале — «Джами» и «Малибу». В сезон цена за номер на двоих доходит до 7000 Р в сутки.

В Дагестане расположены одни из крупнейших в стране заводы коньяка и шампанского

Учитывая, что почти все население Дагестана исповедует ислам, а Коран запрещает употреблять алкоголь, никак не ожидаешь узнать, что регион известен как производитель шампанского и коньяка.

В Кизляре расположен один из крупнейших в России коньячных заводов полного цикла. Это значит, что тут занимаются всем — от выращивания винограда и его переработки до розлива готового напитка. Кизлярский коньяк и бренди есть на витринах «Ароматного мира» по цене от 500 Р за 0,5 л.

Из-за строгого отношения к выпивке в большинстве кафе нет алкоголя, но я знаю людей, которые все равно умудрялись найти его в продаже. Некоторые местные жители признавались мне, что могут выпить, но потом окупают свой грех благими делами.

В Дагестане восхитительная еда

Кавказская кухня часто ассоциируется лишь с шашлыком из баранины. На деле же Дагестан — идеальное место, чтобы попробовать что-то новое. Самая популярная еда в Дагестане — хинкал. Не путайте с хинкали: хинкал — это отварная баранина, которую подают вместе с кусочками сваренного в мясном бульоне теста. Есть много разновидностей хинкала — аварский, кумыкский, даргинский, лакский и другие. Основное отличие — в форме и толщине теста: например, для аварского его нарезают ромбами, для лакского — кубиками, а к даргинскому подают тесто, по форме напоминающее синнабон.

В Дагестане более 60 народностей

Даргинцы, лакцы, лезгины, кумыки, аварцы, азербайджанцы, агулы — это лишь несколько народов, которые живут на территории республики. У каждой народности свой язык, поэтому жители Дагестана могут не понимать друг друга. В этом случае связующим языком становится русский.

Читайте также:  Если зубы укреплять яблоком

Дагестанцы очень добродушно относятся к приезжим: они всегда рады помочь, подвезти и даже накормить. Больше всего нам удалось пообщаться с таксистами и местными, которые нас подвозили. От одного нашего попутчика мы узнали про его необычную деятельность: он предприниматель и продает симкарты с красивыми номерами. В Дагестане это популярная услуга. Цены за один номер могут доходить до миллиона рублей.

Он же посоветовал нам, пока мы в Дагестане, обязательно сходить на хиджаму — кровопускание. На Кавказе эта процедура пользуется спросом: якобы она лечит от всех болезней. Чтобы убедить нас, водитель показал видео, где хиджаму якобы пропагандирует кое-какой президент. Мы не решились. Потом он показал ролик о том, как вредно есть свинину, ну а напоследок пожелал нам прийти к исламу.

Таксисты в Махачкале очень радовались, что мы доехали до Дагестана, но признавались, что ждут не дождутся, когда кончится пандемия коронавируса и они смогут вернуться в Москву: в их родном городе мало платят, поэтому они вынуждены уезжать туда на заработки.

Источник

Большое яблочное путешествие

Встретить в сентябре на дорогах Кабардино-Балкарии «КамАЗ», доверху набитый яблоками, — обычное дело. Ящики с желтыми, красными и зелеными плодами развозят по всей стране. Чтобы понять, почему Нальчик здесь считают яблочной столицей России, мы отправились в большое яблочное путешествие.

Жизнь пройдет, а яблони останутся

Раннее утро, село Нартан, Чегемский район.

Седой мужчина сидит в открытой беседке в саду. Протягивает руку к дереву — в ладонь ложится краснобокое яблоко. Несколько легких движений — и он режет плод на четыре аккуратные части.

5701d8efbc395a291b24f7c075cfa057cc9c2f39

Фото: Антон Подгайко

— Первое дерево я посадил вместе с отцом в 1958 году. Тогда мы вернулись на родину и разбили сад. В отселении отцу было не до фруктовых деревьев. Тот сад достался моему брату, а я завел свой. Зайдешь сюда осенью — надышаться яблочным духом не можешь. И умирать не хочется… Яблоки я очень люблю, — улыбается Борис Шогенов. — Наверное, стар стал, организм требует.

50dfb7a32277877f9169fe4977468c2646963d4f

Фото: Антон Подгайко

Двадцать лет назад Борис разбил этот сад вместе с четырьмя сыновьями: Альбертом, Эдуардом, Олегом и Русланом.

Руслан Шогенов, фермер, сын Бориса Шогенова

«Мы хотим выиграть грант как крестьянско-фермерское хозяйство. Но обычно о таких конкурсах простые люди узнают за неделю до окончания приема документов. Собрать все бумаги — а перечень меняется — за семь дней невозможно. И год за годом наш сад пролетает. А хорошо бы сделать капельное орошение, покупать устойчивые к болезням сорта. На это нужны деньги».

— Они у меня предпочитают яблоки Симиренко, жена признает только мантуанские, а я уважаю «айдаред». Когда закладывал сад, мантуанские саженцы были страшной редкостью — я по всей республике бегал, по одному дереву собирал. Когда сорт входит в моду, на него появляется большой спрос — не найти! Сейчас гоняются за яблонями сорта «флорина». Но дефицита, как тогда, конечно, нет.

Радио в беседке передает песню на национальном языке. Жена Бориса Бэлла разливает кипяток и ставит на стол блюдце с густым яблочным вареньем. Мы пьем обжигающий чай.

— Я беру килограмм яблок на килограмм сахара, тогда получается вкусно, — делится рецептом Бэлла.

21ef8a6a5641922d197a442d7fb38284e5f253b3

Фото: Антон Подгайко

— Это ей вкусно! Сплошной сахар, — ворчит Борис. Врачи рекомендовали ему отказаться от сладкого, но как не попробовать варенье?

— Всем вкусно, — ставит точку Бэлла.

Сорок лет назад она приехала на Кавказ из Новосибирска по направлению от университета.

— Приехала — и забрала себе самого лучшего кабардинца!

0eedce9d71b29f032e1f6a545fc1a726409cf386

Фото: Антон Подгайко

Борис с нежностью смотрит на семейный сад.

— Когда я его закладывал, работал судьей. Приходил сюда с сыновьями, отдыхал душой. Они выросли, выросли и яблони. Я вышел в отставку, ухаживаю за деревьями. У каждого сорта есть нрав. Симиренко капризные, зимний «айдаред» — с мужским характером и крепкими ветвями, а мантуанская яблоня, наоборот, хрупкая, — начинает он экскурсию по своей вотчине.

В саду Шогеновых 92 яблони, а кажется — гораздо больше. За плодами не видно листву, ветви гнутся под тяжестью урожая. Хотя по словам хозяина, это — не так уж и много. В прошлом году собрали пять тонн яблок. Вся семья приезжала в сад наполнять большие ящики. Потом плоды отправлялись в погреб, чтобы стать вареньем, компотом и пастилой.

Замечаю странное дерево — с одной стороны яблоки красные, а с другой — желтые.

— Это я химичил. Пытался «голден» привить к «айдареду». Эксперимент удался только с этим деревом. Остальные прививки не принялись.

На этом эксперименты не иссякли. Не так давно Борис выкопал на участке колодец.

— Если поливать из водопровода — разоришься, — улыбается он. — А вот дождь — великое дело. Он смывает болезни, но при этом, если деревья уже заражены, при высокой влажности их нельзя опрыскать от болячек.

552bb05f5bc3480816fef40d9fc278f61c046359

— Чем болеют деревья?

— Самая частая зараза — парша. Брат шутит, что, когда в саду растут яблони Симиренко, слово «парша» нельзя произносить даже на кухне. Яблоки из-за нее покрываются коростой, скукоживаются, падают. Болячка жрет и листья. Ее можно предотвратить, а вот если дерево окутает американская белая бабочка, ничего не остается кроме как спилить его и сжечь, чтобы вредитель не перекинулся на соседние стволы.

На земле лежат горки красных яблок, накрытые коробками, — это падалица, пойдет на удобрения. Мы ходим по саду, наклоняя голову, чтобы пройти под ветками.

— Сколько проживут эти яблони?

— Высокая яблоня плодоносит сто лет. Карликовая — лет десять. Вот эти яблони средней высоты, меня уже похоронят, а они все еще будут приносить плоды. У меня четверо внуков и две внучки — они играют в саду, а станут старше, будут помогать мне. Свежий воздух, лазаешь по деревьям как обезьяна в семьдесят шесть лет…

Яблоки этого урожая Борис соберет вместе с сыновьями, сложит в погреб и вверит их судьбу жене; излишек урожая раздаст соседям. Бесплатно.

Читайте также:  Фрутилад вишня в шоколаде состав

Сад на шпалерах

Полдень, село Куба-Таба, Баксанский район.

Из сада домашнего мы перебираемся в сад, где фрукты выращивают в промышленных количествах — до двадцати тысяч тонн в год.

В начале двухтысячных в республике стала популярной технология интенсивного садоводства. С тех пор разрослись шпалерные сады. В одном Баксанском районе насчитывается с десяток хозяйств, работающих по этой технологии.

600 гектаров — общая площадь садов ООО «Сады Баксана» в Кабардино-Балкарии и Ставропольском крае.

Около 120 тысяч тонн яблок вырастили в КБР в 2015 году.

Для шпалерного сада нужны два слагаемых: деревья, которые никогда не станут большими, — чтобы яблоня активно плодоносила, ей не дают тратить силы на рост; и шпалеры — решетки, к которым деревья будут прикреплять. Плюс к этому плодородная почва и обязательно — система капельного орошения. Для садов в Куба-Таба специалисты ООО «Сады Баксана» — крупного агрохолдинга, учрежденного бывшим министром сельского хозяйства республики, — берут воду из ближайшего озера, перекачивают в резервуары, и по трубкам она подводится к каждому дереву.

— Мы первые начали выращивать яблоки по интенсивной системе, — рассказывает главный агроном предприятия Мурад Кантлоков. — В 2009 году разбили сад, тогда же основали питомник. Раньше брали семенной материал из Италии и Голландии, а теперь растим саженцы — миллион каждый год — и ни от кого не зависим. — Мурад машет рукой в сторону поля, словно пытаясь охватить сразу все 200 гектаров яблонь.

На один гектар приходится 3100 деревьев. Они стоят идеально ровным рядами, как солдаты на плацу, и похожи на сбывшуюся антиутопию в отдельно взятом саду.

e9ea15a1cd99c1a0a50bdcc37a874913233fab03

Фото: Антон Подгайко

— Самые популярные сорта — желтые сладкие «голден делишес», красные сочные «гала», хрусткие «фуджи» и кисловатые, вкусом напоминающие яблоки Симиренко, «гренни смит», — загибает пальцы Кантлоков.

— Но это импортные сорта. Как же антоновка, белый налив?

— Нас о них часто спрашивают. В СССР их выращивали много, но потом все рухнуло. Только в приусадебных садах остались. Мы думаем восстанавливать эти сорта. Но эти яблоки, в отличие, например, от сортов «голден» и «фуджи», не смогут долго храниться. Есть понятия «уборочная спелость» и «потребительская спелость». Так вот, яблоки наших сортов сейчас подошли к уборочной спелости. В специальных условиях они могут храниться до семи месяцев, постепенно приходя к спелости потребительской.

Мурад срывает плоды. В широкую ладонь помещаются сразу четыре яблока «голден». Он протягивает фрукты, мне не хватает рук, и я роняю яблоки на землю. Плоды крепкие, на них не образуются вмятины от удара.

0c31f6115bd72a1a188d4ae3f81eb20e45dba9f8

Фото: Антон Подгайко

— Говорят, в яблоках из интенсивных садов мало осталось от натуральных фруктов. Это правда?

— Глобальной разницы между традиционными и интенсивными садами нет. В частных садах и у нас одинаковые подкормки — это калий, фосфор и азот. Плоды мы обязательно проверяем на нитраты. Отличия — в качествах яблок и урожайности. Мы собираем с одного гектара в среднем 60 тонн. В шпалерных садах деревья растут компактно и дают яблоки примерно одного калибра и цвета.

Мы едем на внедорожнике агронома, вклиниваясь в яблоневый строй. Между укрытыми градозащитной сеткой рядами деревьев оставлены проходы, как раз достаточные для того, чтобы мог проехать автомобиль или комбайн.

— Комбайнами можно убирать фрукты, отправляющиеся на переработку. А живое яблоко, которое купят люди на базаре, любит тепло рук.

Во время сбора яблок в саду работают пятьсот человек из ближайших селений. Людей нанимают сезонно, специально к уборке. Чтобы снять яблоки с одного дерева, достаточно трех минут. Плоды складывают в глубокие ящики и отправляют на сортировку. Конвейер распределяет фрукты по размеру и фасует в коробки. В промышленных холодильниках с особым микроклиматом, да еще и с нанесенным восковым налетом — чтобы не испаряли воду, они будут храниться, пока не поедут к потребителям.

2e2239298bb657ec5823bf6f32191b7283d292cc

Хранение яблок в агрокомплексе «Сады Баксана»

5d7d81e008ce92db88a62fb9e3a6d12f71174ce7

5e4bce2528d62498a9745be0b3a1a64aa553eadb

dd66efa1a5d5318ee0834051134b5e0e3769ea19

3824eb5ab6e549cef40ead0e3476baf8ab8d3e37

Часть яблок остается в республике, часть развозят по России. Основное направление — Москва.

На прощание нам вручают три коробки баксанского «голден» — «погрызть в дороге». В каждой — по пятнадцать килограммов свежесобранных яблок. От подарка отказываться нельзя, но и съесть все невозможно.

Особенности национальной торговли

Вечер, федеральная трасса М29 «Кавказ».

В багажнике трясутся сорок пять килограммов «голдена». За окном проплывают придорожные навесы с расставленными ведрами и горками фруктов. Сбыт сельскохозяйственной продукции — не проблема для шпалерного сада и вечная головная боль для частника.

Денис Соколов, руководитель центра социально-экономических исследований регионов Ramcom

«С точки зрения логистики и маркетинга, шпалерные сады удобнее для ритейлеров: сразу предлагают большие объемы урожая. Обычно ими владеют крупные компании, у них есть деньги на хранение и продвижение продукции. Владельцы небольших личных садов таких возможностей не имеют. Большие шпалерные сады вышибают с рынка мелкого предпринимателя. А он и так на него попадает с большим трудом при нынешнем устройстве системы торговли, неразвитости товаропроводящих путей и недружелюбии к мелкому производителю. Попытки кооперации частников, если они и есть, разбиваются об административный барьер. Владельцам больших шпалерных садов — они почти всегда связаны с властью — не нужно, чтобы мелкие фермеры объединялись и всерьез занимались продвижением своей продукции».

Решаемся побыть на месте фермеров, у которых есть яблоки, но нет ни малейшего представления, куда их везти. Итак: торговать, нельзя оставить. В наличии у нас куча фруктов, веточка винограда, полный бак бензина и безграничная уверенность, что наш товар стоит дорого (по крайней мере, первые несколько часов мы так и думали).

Фотокорреспондент Антон Подгайко останавливается у местной станции техобслуживания и пытается обменять яблоки на машинное масло.

— Смотри, хорошие яблоки, «голден»! Надо?

Хозяева станции техобслуживания вроде бы и рады взять яблоками, но в последний момент вспоминают, что не работают по бартеру. Зато торговцы, разбившие переносные ларьки у трассы, заинтересованно поглядывают на коробки. Оказывается, немногие из них торгуют своим товаром. Как правило, берут яблоки у оптовиков по бросовым ценам.

— За двадцать рублей килограмм продашь?

Отдавать отличные яблоки по двадцать рублей за килограмм нам не позволяет совесть.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Едим и готовим из экологически чистых продуктов
Adblock
detector